Мне не очень нравятся парады

Попытался сейчас на «Дожде» заняться антропологией и этнографией того омерзительного зрелища, которое представляет собой современный «военный парад».

К слову, эстетический контекст тут вполне понятный. Трамп планирует в ноябре ко Дню ветеранов устроить первый за 27 лет большой военный парад в Вашингтоне.

В последний раз парад в американской столице проходил после победы в войне в Персидском заливе в 1991 году, и странным образом за это время американская армия не ослабла, а общество не было напугано отсутствием показухи. Американские военные от инициативы президента не в восторге и спрашивают, где брать деньги на танковый марш по авеню. Россия же страна богатая.

Так вот, к антропологии. Ежегодные парады с техникой проходят в единственной западной стране — Франции, там так с 1880 года отмечают день взятия Бастилии. Но у французов все сильно скромнее. В остальном единственный конкурент по части парадной мощи у России в современной мире — это Северная Корея. Даже в Пекине нет ежегодного парада с техникой.

Традиционный военный парад, впрочем, не столько выставка вооружений, сколько демонстрация особой выучки войск. Исторически современные движения — строевой шаг, колонны, упражнения с оружием, — появились в ходе развития военной тактики Нового времени, когда профессиональная армия отличалась именно высоким уровнем муштры и способностью подразделений действовать слаженно, по команде и вопреки интересам выживания отдельных солдат.

Тут мы наблюдаем обратную сторону такого явления, как перфекционизм лицемерия.

Иными словами, на парадах нам до сих пор показывают наполеоновские войны. Считается, что это красиво, что-то вроде кровавого балета. Современное стрелковое оружие к концу XIX века положило этому балету конец, и солдат больше не учат воевать в строю — это было бы самоубийством.

У муштры осталась психологическая функция: через нее новобранцев учат бездумно подчиняться приказам и «чувствовать товарищеский локоть», это процедура деиндивидуализации. В этом смысле строевой шаг и прочие радости выполняют ту же функцию, что построение по росту на уроках физкультуры. Парад — это демонстрация власти и подчинения, чему нам всем, а особенно либералам, стоило бы поучиться.

Единственная прикладная функция, оставшаяся у военных построений, существовавших со времен Античности, связана теперь с разгоном уличных манифестаций. Против слабовооруженной толпы солдаты по-прежнему могут выстраиваться ровными плотными линиями. Залповую стрельбу в линейном строю использовали царские войска против демонстраций рабочих чуть более сто лет назад, а потом все другие армии, выстроенные в шеренги против своего народа — включая, например, американских солдат во время демонстраций против войны во Вьетнаме.

Так что когда нам показывают парад, ближайшей реальной аналогией становится разгон манифестаций. Парадная армия на площади — это антитеза мирной демонстрации. Та структура, что всегда будет стоять напротив людей с оружием в руках.

Так что мне не очень нравятся парады. А вам?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *